Архив рубрики: уголокъ религиознаго фонатега

Прочитал в ЖЖ Аркадия Малера:

Давно хотел задать один острый вопрос, который, конечно, кому-то может показаться “провокационным”.

Если серьезно прислушаться к тому, что обычно проповедуют о православии и, в особенности, о русском православии те, кого за неимением лучшего определения называют “православными либералами”, то возникает закономерный вопрос – а почему эти люди все равно остаются в Православной Церкви, причем, далеко не в качестве рядовых мирян? Читать далее

Капитализм — это религия!

Не можете служить Богу и мамоне.

Мф. 6: 24

Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями. Гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер. Страшно будет дожить до этих времен.

Святой прп. Серафим Вырицкий

Прежде всего, напомню определение религии: «Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня, предмет культа) — мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», т. е. той или иной разновидности сверхъестественного» . Таким образом, любая религия насчитывает пять основных признаков:

  1. мировоззрение;
  2. мироощущение;
  3. соответствующее поведение;
  4. специфические действия (культ);
  5. вера в существование богов (одного или нескольких) и сверхъестественное («священное») — вера, которая является основанием первых четырех признаков.

Читать далее

Источник зла — глупость

О твари так рассуждай, учит православная Церковь, что поелику она сотворена Благим, то и сама добра, с тем различием, что тварь разумная и свободная, когда уклоняется от Бога, становится злою, не потому, что такою создана, но сему причиною действия её, противные разуму.

Митрополит Макарий (Булгаков)
«Православно-догматическое богословие»

Всем «знатокам» Православия адресуется

«Пора ввести термин «тыжправославный» в кучу к тыжпсихологам, тыжфилологам и тыжмедикам.

Тыжправославный должен быть святым. Не пить, не курить, слушать радио «Радонеж» — это само собой, а ещё никогда не нарушать ни одной из Десяти заповедей, ни одной из Заповедей блаженства и ни одной из тех заповедей, которые для тыжправославного придумало общество. Читать далее

Либералы церковные

Не мной замечено, что для церковных либералов референтной группой является не какое-то церковное сообщество, а либеральная тусовка. То есть не группа, собранная из единоверцев, а либеральный «ноев ковчег», образовавшиеся вокруг нецерковных идей.

Я же, грешный, давно отмечаю еще одну особенность, отличающую нынешних церковных либералов от былых фарисеев. Фарисеи полагали себя в праве выносить суждения ввиду жесточайшего скрупулезнейшего следования Закону, да, букве, да, в значительной степени перетолкованного в фарисейском духе, то есть, удобном для фарисеев, но! — Следовали и являли пример всем видимый. Либералы — церковные, возможно, в первую голову, — в силу своей способности выносить умные суждения по любому поводу, считают себя свободными от соблюдения Заповедей.

Либерал церковный — такой же, как и либерал светский — определяется отрицанием власти, в данном случае власти Церкви. Он готов воспринимать епископа и священника, как брата по вере или чиновника, который должен обслуживать его потребности, но не терпит мысли, что священство имеет власть, в том числе власть вязать и решить. Если либерал и готов признать такую власть, то лишь в том смысле, что епископ обязан использовать эту власть по желанию либерала, пришедшего в Церковь.

Отсюда понятно отношение либерала к догматике. Догмат есть определенный императив для сознания верующего, то есть власть, «насилие» над сознанием и свободой либерала верить так, как ему приятно верить. Оттого либерал и будет отчаянно сопротивляться догматике. Ведь для него вершина Христианства — это учение Бердяева о свободе.

Александр Люлька