Архив рубрики: смешное

Как я ходил на радио (по крупному)

В середине 90-х меня и ещё одного тренера по мордобитию зазвали на муниципальное радио в передачу «Имидж-контакт». Приехали. Пока перед нами записывали кого-то другого, мы сидели в коридоре. Потом вышла расфуфыренная тётка, нас позвали внутрь, и ведущая начала:

— Здравствуйте! Сегодня мы пригласили в нашу передачу Сергея и Юрия, которые продолжат рассказ о боевых искусствах, который в прошлой передаче начали представители школы айкидо и джиу-джицу. Здравствуйте, Сергей! Здравствуйте, Юрий! Читать далее

Всем «знатокам» Православия адресуется

«Пора ввести термин «тыжправославный» в кучу к тыжпсихологам, тыжфилологам и тыжмедикам.

Тыжправославный должен быть святым. Не пить, не курить, слушать радио «Радонеж» — это само собой, а ещё никогда не нарушать ни одной из Десяти заповедей, ни одной из Заповедей блаженства и ни одной из тех заповедей, которые для тыжправославного придумало общество. Читать далее

Модник

Когда я вижу особо-одарённых, разгуливающих со спущенными подтяжками, как признаком исключительной модности, то сразу вспоминаю:

модник на пляже

Либералы церковные

Не мной замечено, что для церковных либералов референтной группой является не какое-то церковное сообщество, а либеральная тусовка. То есть не группа, собранная из единоверцев, а либеральный «ноев ковчег», образовавшиеся вокруг нецерковных идей.

Я же, грешный, давно отмечаю еще одну особенность, отличающую нынешних церковных либералов от былых фарисеев. Фарисеи полагали себя в праве выносить суждения ввиду жесточайшего скрупулезнейшего следования Закону, да, букве, да, в значительной степени перетолкованного в фарисейском духе, то есть, удобном для фарисеев, но! — Следовали и являли пример всем видимый. Либералы — церковные, возможно, в первую голову, — в силу своей способности выносить умные суждения по любому поводу, считают себя свободными от соблюдения Заповедей.

Либерал церковный — такой же, как и либерал светский — определяется отрицанием власти, в данном случае власти Церкви. Он готов воспринимать епископа и священника, как брата по вере или чиновника, который должен обслуживать его потребности, но не терпит мысли, что священство имеет власть, в том числе власть вязать и решить. Если либерал и готов признать такую власть, то лишь в том смысле, что епископ обязан использовать эту власть по желанию либерала, пришедшего в Церковь.

Отсюда понятно отношение либерала к догматике. Догмат есть определенный императив для сознания верующего, то есть власть, «насилие» над сознанием и свободой либерала верить так, как ему приятно верить. Оттого либерал и будет отчаянно сопротивляться догматике. Ведь для него вершина Христианства — это учение Бердяева о свободе.

Александр Люлька

О философии

у игоря отец философ
он бьёт ремнём его за то
что игорь мало рассуждает
не спорит и доволен всем