Архив рубрики: наблюдение

О школоте

Пообщавшись с малолетними альтернативно-одарёнными гражданами (aka мэнсонострадальцы), которые рассказывают взрослому дяденьке, выросшему в СССР, поучившемуся, и даже поработавшему на маленьком секретном заводике, как в те времена всё чОтко было с рок-музыкой и свободой самовыражения, думаю, что Виктор Пузо не так уж и не прав:

Про женевские переговоры

Послушал пресс-конференцию Лаврова: договорились о тотальном разоружении ВСЕХ незаконных вооружённых формирований со ВСЕХ сторон, освобождении ВСЕХ занятых ими зданий, и прекращению преследования ВСЕХ участников со ВСЕХ сторон, кроме совершивших тяжкие преступления.

Предположу, что правосеки в очередной раз положат на эти договорённости, а «наши западные партнёры»™ традиционно сделают вид, что никто ни о чём не договаривался — им не впервой. Тако же, предположу, что в нашем МИДе это понимают, и вся эта возня с женевскими переговорами — исключительно ради получения бумажки с подписями вышеозначенных «порядочных людей». Вот что мне не понятно — так это смысл обладания этой бумажкой. В чём её ценность? Где её потом использовать можно, кроме как в гигиенических целях? Трясти ей в ООН после того, как на Юго-Востоке русская кровушка потечёт? Да клал этот международный цирк на бумажки с собственными обещаниями! «Наши западные партнёры»™ — прощелыги и мошенники. Все их обещания не стоят НИ-ЧЕ-ГО, как бы они под ними не подписывались.

Тренд на дуракообразность

Не в первый раз замечаю, как человек старательно изображает позицию непонимания: «Это — как?», «Не понимаю», «Что вы имеете ввиду?», «Ещё раз, пожалуйста». В относительно простых, для каждого ясного ситуациях. Мимика соответствующая.

И вроде бы вежливо, а вроде бы постоянно приходится оправдываться и придумывать объяснения. Кто-нибудь замечал что-то подобное? Новое популярное поветрие — постоянно экзаменовать собеседника?

Раньше подумали бы, что таким образом можно прослыть дурачком. Странное удовольствие.

Андрей Рогозянский

Вневозрастное

Уши мальчика на спине его, и он слушает, когда его бьют.

Что занятно — от возраста мальчика это никак не зависит. Даже с уже седеющими мальчиками — ровно то же самое.